Александр Стрелец предлагает Вам запомнить сайт «МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС»
Вы хотите запомнить сайт «МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Игра со смертью

развернуть

Игра со смертью

 

- Ваня, не надо… Ну, прошу тебя… Перестань. – Ольга уперлась руками в грудь парня, а тот, не обращая внимания на слабый протест девушки, тянулся к ее щеке горячими губами.

 

- Ну, подожди. Слышишь, кто-то идет?

 

- Ну и пускай идет. – Чуть слышно прохрипел Иван и еще сильней прижал девушку к груди.

 

- Да пусти же ты. Загорелся, будто впервые… - Девушка более решительно толкнула парня от себя и выскользнула из его объятий.

 

- Посмотри… - В голосе девушки было что-то такое, заставившее на этот раз Ивана, через не хочу, посмотреть на луг, залитый лунным светом. Обычно о таких ночах говорят: «Было так светло, что можно иголки собирать». Возможно, люди и преувеличивают, но Иван и не пытался этого выяснить. Он как будто очнулся и только сейчас увидел красоту июньской ночи. Листья на кленах, что росли вдоль улицы, мерцали каким-то неясным серебристым светом и беззвучно шелестели, будто бы немые переговаривались друг с другом.  Скажите, что  в этом необычного? Да, собственно ничего, кроме того, что даже вздоха ветерка не было в эту ночь. И вообще создавалось впечатление, будто бы все живое в этот момент притаилось. Но только не собаки. Их заливистый от смертельной злобы и какой-то нечеловеческой  тоски лай раздавался на другом конце выгнутой в форме подковы деревни, и, словно спичка, попавшая в весеннюю сухую траву, понесся по лугу, с каждой минутой приближаясь к парочке влюблённых.

 

- Ты смотри, вон она, - чуть слышно шептала Ольга, прижавшись к его плечу. И только сейчас Иван разглядел, на кого злились деревенские собаки. Это была высокая женщина, одетая в черное длинное платье. Она легко шла по чуть заметной тропинке, связывающей третий и четвертый  посёлки. Утром по ней местные жители выгоняли своих буренок на пастбище, а вечером здесь же и встречали. А сейчас сходившие с ума собаки кидались женщине в ноги, а незнакомка, казалось, и не замечала их. Только изредка, когда какая-нибудь из собак переступала дозволенную ей черту, женщина, сняв с плеч черный, переливавшийся звездным небом платок, взмахивала им в сторону шавки, и та, будто бы от удара, поджав хвост, скуля, летела в сторону.

 

- Ваня, она идет от самого кладбища. Может нам уйти от сюда?

 

Чем ближе подходила незнакомка к лавочке, на которой сидела парочка влюбленных. Тем быстрее стучало  сердце девушки,  и она все сильнее прижималась к Ивану. А тот и сам чувствовал, как страх неприятной дрожью пробежал по его спине, скрабанул по затылку и зашевелился в его коротких волосах. Парень огляделся по сторонам и понял: путей отхода не было. Незнакомка сразу бы их увидела. Здесь же, на лавочке, их прятала листва.

 

- тише, Оля. Остаемся на месте. Она не должна нас увидеть…

 

А незнакомка была уже совсем рядом. Высокая темноволосая женщина бросила взгляд в сторону влюбленных. Ребята не поняли, заметила она их или нет, но у обоих появилось неясное чувство тревоги, которое с каждой минутой становилось все сильней и сильней. Женщина свернула влево, было слышно, как хлопнула калитка соседа, а затем жутко завыла собака. Как по покойнику…

 

***

 

Сергей мутными глазами обвел комнату. Его взгляд медленно полз по желтым обшарпанным, с трудно различимым рисунком, обоям, по старому, висевшему еще со времен царя Гороха, плакату, на котором водитель, перевозивший колхозное зерно, резко затормозил, увидев на дороге копейку, потеряв при этом часть урожая. На сером выцвевшем от времени буфете старые ходики бежали уже второй круг новых суток. Затем взгляд Сергея перебрался на черный от копоти и засиженный мухами потолок, на тускло мигающую лампочку. Он смотрел на нее пока не уронил голову, больно ударившись о стол. Именно боль и  немного привела его в чувство. Оторвавшись от стола, он потянулся за бутылкой, в которой еще плескалось граммов двести водки. Вылив ее в стакан он поставил бутылку на стол и чему-то криво усмехнулся. От этого его красивое, несмотря на ежедневные пьянки, лицо сбежалось в жалкую гримасу. Если бы кто-нибудь увидел его со стороны в этот момент, то решил бы, что он вот-вот заплачет. Но нет. Просто Сергей так жалко смеялся над собой. Хотя, может, было бы лучше, если бы он сейчас заплакал. Еще два года назад ему, преуспевающему бизнесмену, было только 35. Днем работа, а вечером его дома ждали жена и сын с дочерью. Но в последнее врем Сергей редко возвращался домой вовремя. Все чаще и чаще он приходил домой глубокой ночью. А иногда и под утро. Давно известно, что около богатого м преуспевающего мужчины всегда, как мотыльки около фонаря, вьются красивые женщины. Сергей не был исключением. Несмотря на любовь к жене и детям, устоять перед соблазном он не мог. Жена долго терпела его загулы. Но однажды, вернувшись домой под утро, он улегся спать в зале на диванчике, а проснувшись, обнаружил, что квартира пуста: ни жены, ни детей. Из записки, лежащей на столе, понял, что жена не желает ему мешать наслаждаться жизнью. Тогда Сергей усмехнулся, но именно тогда  на миг на его лице мелькнула какая-то жалкая черточка, правда, тотчас исчезнув. И он продолжил жизнь гуляки. Но оказалось – не надолго. Фирма его неожиданно за короткий срок развалилась. Появились долги и исчезли женщины. Попробовал вернуть жену в дом. Но она наотрез отказалась. Напомнив ему о прежних грехах. А тут еще, возвращаясь домой после вечеринки, он попал в аварию, разбив свою и чужую машины. Несколько месяцев лежал в больнице, а когда вышел, вынужден был продать квартиру, чтобы расплатиться с подавшим на него в суд автомобилистом. Многочисленные друзья хоть и сочувствовали ему, но помочь не захотели. И шататься бы Сергею по городу бомжом, если бы когда-то жившая в деревне бабушка не завещала ему свой дом. В свое время у него хватило ума не продавать этот дом и сейчас он ему пригодился. И вот на последние деньги со своим нехитрым скарбом перебрался Сергей туда. Соседи встретили его не очень приветливо, да и он с ними сдружиться не стремился. Помогал по хозяйству местным старикам и старушкам, за что его кормили и давали на выпивку. А он, оставаясь каждый вечер в одиночестве, заливал свое горе водкой, вином, самогоном – тем, что удавалось заработать в этот день. А в последнее время у него в голове засела одна назойливая мысль – покончить с этой жизнью. Вот и сегодня, сжав в руке стакан, он одним уверенным движением влил содержимое в рот. Скривился, зажевал одинокой луковицей и, дохнув страшным перегаром в сторону запыленной в углу иконы, заканючил заплетающимся языком:

 

- Господи, да за что же мне такие наказания? Чем так жить, так лучше умереть. Помоги мне, Господи, избавь от мучений. Го-с-по-ди…

 

И вдруг он услышал, как что-то прошуршало и чей-то высокий противный голос сказал:

 

- Все привыкли просить, а чтобы самому сделать, так нет!

 

   Сергей оглянулся, но никого не увидел. Он снова повернулся к иконе и произнес: «Господи, помоги…» И вновь услышал голос:

 

- Ну говорят же человеку, что нужно что-то сделать в жизни и самому.

 

  Сергей обвел мутным взглядом комнату.  «Вроде никого», - пробормотал он. Но тут его взгляд остановился на столе: на бутылочной пробке сидел маленький зеленый чертик.

 

- Ну, что уставился? Первый раз видишь? – пропищал он.

 

- Ты кто? – промычал онемевшими губами мужчина.

 

- Кто, кто?! Будто бы не знаешь? Хватит прикидываться.  Лучше скажи, ты почему к Богу пристаешь со своими мелкими проблемами, когда сам можешь все решить.

 

- Как решить? – еще раз промычал Сергей.

 

- Как, как? – вскипел чертенок. – И тут мне нужно тебя учить? Просил ты у Бога смерти? Просил. А зачем? Ты же сам, без посторонней помощи, можешь это сделать.

 

- Как?

 

- Снова как? Ты меня, дядя, удивляешь. Как же ты при своем скудном умишке мог столько лет фирмой руководить? Прояви немного смекалки. А сначала ответь мне на вопрос, - чертенок внимательно посмотрел на Сергея. – Сможешь?

 

- Попробую, - продолжал мычать ошалевший Сергей.

 

- У тебя дома веревка есть?

 

Сергей радостно закивал головой.

 

- Ну так что же ты сидишь? Иди быстрей неси.

 

Сергей, шатаясь из стороны в сторону, цепляясь плечами о стены, добрался до печи. Порывшись в разном тряпье, он нашел старую бельевую веревку.

 

- молодец! Я начинаю в тебя верить, - похвалил Сергея чертенок. – А теперь подними руки вверх.

 

Мужчина, с трудом удержав равновесие, все же выполнил приказ гостя. А тот продолжал своим слащавым голосом:

 

- Ты смотри, потолки у тебя высокие, даже не надо на чердак взбираться. Видишь старую ржавую скобу под потолком? Хорошо. Теперь бери табуретку. Становись на нее и вяжи петлю. Так, молодец, отличная у тебя вышла петля. А теперь второй конец веревки привязывай к скобе. Ой, умница! Я верю в тебя. Теперь остается сделать самое главное…. Накидывай петлю на шею, - в этот момент командовавший Сергеем чертенок насторожился и пробормотал:

 

- Слишком рано.

 

- Что ты сказал? – переспросил Сергей.

 

- Ты не отвлекайся, а лучше попляши на табурете.

 

- Зачем? – удивленно спросил зомбированный мужчина.

 

- Опять начинаешь меня раздражать. Поменьше вопросов – больше дела. Прыгай я тебе сказал.

 

  Сергей послушался и прыгнул. Конечно, это был не классический прыжок. Его ноги только оторвались от табурета. Но оказалось, что и этого было достаточно, и при возвращении ног на место, старый табурет заскрипел и развалился. И в этот момент переплелись все звуки в доме. Радостны крик чертенка: «Браво». Чей-то настойчивый стук в дверь. Хрип Сергея и глухой щелчок лопнувшей веревки.

 

- Е-мое, - только и успел пропищать чертенок и нырнул куда-то  в щель под пол.

 

Сергей стоял на коленях с обрывком веревки на шее. Тупо уставившись взглядом в стену. Но настойчивый стук повторился. До Сергея дошло – к нему гости. С трудом, придерживаясь руками за стену, он стал приподыматься, каждое движение болью отзывалось в разбитых коленях. И в то же время именно боль привела его в чувство. С лица постепенно сползла маска бессмысленности, веко левого глаза задергалось в судорге. Постанывая, Сергей сделал несколько шагов к двери, взялся за крючок и в нерешительности остановился. Вздрогнул – в дверь снова постучали.

 

- Кто там? – заплетающимся языком спросил Сергей.

 

- Свои! – ответил ему жестко женский голос.

 

- Свои… Наконец-то, - пробормотал под нос слегка удивленный хозяин. В какой-то момент показалось, что к нему приехала жена. Но он ошибся. На пороге стояла молодая незнакомая женщина в вечернем, так по крайней мере показалось Сергею, платье. Она презрительно смотрела на грязного, заросшего щетиной. Помятого затянувшимся запоем мужчину. А тот, раскрыв рот, смотрел на нее. Разных женщин он успел повидать в своей жизни. Но такой – никогда. Белое, чистое, без единой морщины лицо. Взлет черных бровей, красивая линия матовых губ. Тонкий и прямой, без единого изъяна. Нос и гордый подбородок. Но Сергея в первую очередь зачаровали глаза. Таких он еще никогда не видел. В них жила ночь. Без луны. Только темнота. Лишь одинокие звезды поблескивали где-то там, далеко-далеко, куда Сергей заглянуть уже и не помышлял.

 

- Ну что же ты? Звать звал. А в дом не пускаешь? – спросила его незнакомка.

 

- Я тебя… Я вас не звал. Вы, видимо, ошиблись, - путаясь в словах промямлил Сергей.

 

- Я никогда не ошибаюсь, - холодно ответила незнакомка и рукой отстранила хозяина со своего пути. Это легкое прикосновение буквально отбросило Сергея в сторону. От ладони незнакомки веяло холодом и какой-то необъяснимой силой. Она подошла к столу, осмотрелась и, потянув за край рваной, грязной скатерти, сбросила ее на пол. Глухо зазвинел разбившийся стакан.

 

- Ни фига себе! Ты чего это здесь командуешь? Я же нормальным языком сказал: «тебя сюда никто не приглашал».

 

- Хамишь, а я ведь с тобой еще хорошо общаюсь.

 

- Как это хорошо? – не выдержал Сергей. От возмущения кровь бросилась ему в голову. – Пришла. Посуду разбила. Кто тебя приглашал?

 

Незнакомка ничего не ответила. Она брезгливо осматривала убогое убранство дома. Ее взгляд скользил по серой замызганной печи, по железной кровати, заваленной грязным бельем, по окнам с давно не стиранными занавесками… И чем больше она смотрела. Тем жестче становились ее глаза.

 

- Слушай, как ты здесь живешь? – незнакомка брезгливо передернула плечами, - ведь здесь даже свинья жить не станет.

 

- Да ты кто такая. Чтобы меня ниже свиньи ставить? – У Сергея непроизвольно, от обиды, сжались кулаки. Но заглянув в глаза гостьи, он отшатнулся от неожиданности. Видя его испуг, женщина усмехнулась, но от этого ее голос не стал добрей:

 

- Я вижу, ты наконец-то понял, кто пришел к тебе в дом? Я – твоя Смерть.

 

   У Сергея пересохло во рту. Он отшатнулся и попытался что-то сказать, но вместо слов вылетел хрип.

 

- Ты не рад мне? Ведь буквально полчаса назад ты стоял и просил у Бога смерти. И к тому же ты нетерпеливый. – Гостья указала на болтавшуюся на шее веревку.

 

- Ну да ладно. Теперь надо решать. Что же мне с тобой делать.

 

   Сергей захлопал глазами, но так и остался стоять с раскрытым ртом. Его вдруг охватил страх, по телу пробежала неприятная дрожь. Отрезвленный  встречей, он понял – вляпался! Смерть же смотрела на него с неприязнью.

 

-  Да успокойся ты. Мне жалкие мужиченки вроде тебя не нравятся. Я таких не беру. Только по принуждению, если судьбой им загадано умереть. А тебе ведь еще жить да жить, а ты в петлю, вешаться собрался.

 

- Да я…

 

- Да что ты? Надо семью было беречь. И не бросаться на все, что шевелится. Плохо, оказывается, дорогой, ты знаешь женщин. Ведь обобрали они тебя до нитки, и сидишь ты сейчас, бедный и больной, и гадаешь: умрешь ты сегодня или нет.

 

 - Нет…

 

- Что нет? – удивилась Смерть.

 

- Я сейчас о другом думаю.

 

- Интересно, о чем же?

 

- Да сожалею, что нельзя вернуть прошлое…- опустил Сергей голову. Смерть своими нравоучениями растравила ему душу.

 

- Да. Прошлое вернуть нельзя но надо жить настоящим и по настоящему, а не стонать и плакаться на жизнь.

 

- Легко тебе говорить, позволил не согласиться Сергей, бросив взгляд на Смерть. Затем он посмотрел в зеркало, висевшее на стене, и увидел худое, заросшее рыжей щетиной, лицо, с темными кругами под опухшими глазами. Провел рукой по взъерошенным жирным волосам и обернулся, с недоумением глядя на гостью.

 

- В чем дело? – спросила Смерть.

 

- Я не вижу твоего отражения в зеркале, - ответил испуганный Сергей.

 

- Правильно, не видишь. Потому что с этого момента только ты один из людей будешь видеть меня. Никому другому этого не дано. Даже зеркалу.

 

- Но почему же именно я удостоен этой чести? – Сергей уже давно протрезвел, но раскалывающаяся от боли голова не позволяла ему быть сообразительным.

 

- Ну я же тебе сказала, что жалких и слабых людишек я, мягко говоря, не люблю. Мне больше нравятся сильные, здоровые, богатые и уверенные в себе люди. Я люблю пышные похороны, плачь скорбящих родственников и друзей. И чтобы обязательно были музыка и цветы. Ну а умрешь ты, что с этого получится? Да ничего хорошего. Скукотища. Не праздник, а наказание. Ведь кто придет на твои похороны? Пару деревенских друзей-алкоголиков  да несколько жалостливых бабок, которые уже сами не один год ждут моего прихода. А может еще хуже получиться: хватятся тебя только через неделю, а мне сиди здесь с тобой, мучайся. Поэтому я и решила дать тебе шанс попробовать жить по-новому.

 

- Как? – чуть слышно спросил подавленный монологом Смерти Сергей.

 

- Я научу тебя жить достойно.

 

- Я не понимаю, чем ты можешь мне помочь? – Сергей обхватил голову обеими руками, сжав ладонями виски, будто бы надеясь таким образом удержать нараставшую пульсирующую боль. Смерть пристально посмотрела на него, а затем достала откуда-то из-за рукава небольшой пузырек с прозрачной жидкостью. Взяла стакан, зачерпнула немного воды и  капнула туда несколько капель из пузырька.

 

- На, пей. Тебе должно стать легче, - Смерть протянула стакан Сергею.

 

-  Не обманешь? Говоришь, станет легче, а сама отравишь.

 

- Вы посмотрите на него, умереть боится! Только что вешался, а теперь боится. Пей, я тебя не обманываю. Ведь захоти я и так тебя заберу.

 

   Сергей взял стакан в руки. В нерешительности подержал его и знакомым резким взмахом руки влил содержимое в рот.

 

  Жидкость имела неприятный вкус, Сергей скривился и напрягся в ожидании худшего. Но ничего не случилось, наоборот, через пару минут ему стало легче. Нудная, пульсирующая боль отступила. Он почувствовал необычайную легкость. Она волнообразно пробежала по телу. Через несколько минут Сергею захотелось спать. Глаза начали слипаться. Мысли потревоженным роем закружились в его голове, а затем стали гаснуть одна за одной, пока не осталась только одна, самая настойчивая. Она долго пыталась его в чем-то убедить. Но сон отмахнулся от нее как от настырной мухи, и Сергей окунулся в океан тишины.

 

- Отравила, было первое слово Сергея при пробуждении. Он еще не раскрыл сплюснутые веки. Тело его все еще плыло в серой дымке невесомости по сухой безжизненной пустыне. Хотелось пить. – Отравила, - хотел повторить Сергей, но язык безвольно пристыл к небу. Сергей попробовал пошевелить рукой и облегченно вздохнул: «Живой». Затем он дотянулся пальцами до своих век и протер глаза. Яркий свет заставил его прижмуриться.

 

- Уже день, - хрипло пробормотал он, открыв глаза. За окном ярко светило солнце. Его лучи пробивались через грязное стекло и неопределенного цвета занавески. В комнате никого не было, но двери на веранду были открыты. Сергей попробовал сесть. Заскрипели пружины старой железной кровати. На удивление, голова не кружилась и не болела. Только чувствовалась какая-то непонятная и даже слегка приятная тяжесть. Сергей еще раз, уже более внимательно осмотрел комнату и облегченно вздохнул:

 

- Приснилось!

 

  Он встал, чтобы закрыть дверь, но вдруг его взгляд остановился на листе бумаги, белым пятном выделявшимся на столе, и рука непроизвольно потянулась к нему. Красивым женским подчерком  там были написаны только два слова: «Используй шанс». Сергей пожал плечами, а его сердце заныло от неопределенности и чувства, что судьба устраивает ему очередную проверку. Потирая рукой грудь в области сердца, как будто бы стараясь разогнать необъяснимую тоску, Сергей подошел к ведру и зачерпнул кружку холодной воды, но, подержав в руках, пить не стал. Он с удивлением заметил, что впервые в жизни после похмелья ему не хочется питью Сергей нерешительно поставил кружку на лавку и вздрогнул: он услышал, как кто-то открыл на веранде дверь и медленными шаркающими шагами продвигался по скрипучему полу. Сергей почувствовал, как волосы зашевелились  на его давно не мытой голове. Перехватило дыхание. И почему-то захотелось куда-нибудь спрятаться. С каждой секундой это чувство становилось все  острей и острей – на пороге выросла чья-то неуклюжая тень. И Сергей не выдержав, метнулся к окну, но по дороге передумал и согнулся, чтобы спрятаться под столом. Но тут услышал чей-то удивленный голос:

 

- Ты куда это, Сергей? – на пороге стояла соседка, тетка Спиридониха.

 

- Да вот смотрю, может, после вчерашнего что-нибудь осталось, - ответил смущенный неожиданным испугом Сергей и потряс пустой. Попавшейся под руки. Бутылкой. А затем спросил у соседки, скромно стоявшей у двери:

 

- А ты, теть Ань, наверное, пришла просить помочь сено перевозить? Мне об этом вчера дядька Семен говорил.

 

- Это верно. За помощью я к тебе пришла, Сережа, но не сено возить, - ответила как-то тихо и нерешительно обычно быстрая и бойкая на ответ тетка Аня. И вдруг, всхлипнув, добавила: - Сереженька, помоги моему Ване. Спаси его…

 

Ошарашенный просьбой, Сергей удивленно смотрел на пожилую женщину.

 

- Да от чего же я буду его спасать?

 

- От смерти, - выдохнула тетка Аня, а у самой из глаз побежали слепые от страдания слезы, выискивая более короткий путь на морщинистом лице. А у Сергея после ее слов сжалось, застонало сердце.

 

- Понимаешь, Сереженька, приезжал он вчера вечером ко мне погостить. А какая бабушка не рада встрече с внуком? Наготовила ему разных угощений. А он на них и не глядит. Посидел со мной немного для приличия. А чуть стемнело, побежал, не глядя, что женатый, на свидание. Знаю – не ко мне он ездит, а к соседней девчонке – Ольге. Но я Ивану не слова, рада, что приезжает. Вот и вчера ушел парень как парень, а возвратился  не узнать.: руки трясутся, на губах пена и глаза бегают – поймать нельзя. Хотела расспросить его, что случилось. А он на все мои вопросы: «Потом, потом». А сам – шасть в постель, под одеяло с головой. И будто бы уснул. Ну, выключила я свет, а сна нет. Мысли разные не дают покоя. Слышу, как во сне Иван что-то бормочет, а понять так и не смогла. Проснулась – и сразу к внуку. А он жаром горит, без сознания. Я и поняла: испугал его кто-то сильно.

 

- А вы бы у девушки спросили, - подсказал, заинтересовавшись Сергей.

 

- Ходила. Оказывается, т она слегла. Родители беспокоятся. Не знают, что и делать.

 

- Вызовите скорую помощь. Врачи помогут.

 

- Э, детка, от испуга они ничем не помогут. Тут нужен заговор.

 

- Так чем же я могу помочь вашему внуку? – Сергей удивленно уставился на соседку.

 

- Знаешь, Сережа, ты на меня не кричи. Все же по возрасту я тебя старше. Но только вот вышла я из дому, где живет Ольга с родителями, и вдруг моему сердцу что-то подсказало, чтобы у тебя я искала помощи. Вспомнила, что твоя бабка Ульяна шептать умела. К ней люди не только из деревень ближайших приходили. Но и из города. И вылечивались.

 

- Но я все же не могу тебя понять, тетка Аня. Бабка моя шептала. Но ведь я никогда этим не занимался.

 

- Я это знаю. Сынок, но чувствую, что именно ты можешь помочь в моей беде. Прошу тебя, пойдем к нам домой. Хоть посмотри на внука, - женщина всхлипнула.

 

- Ладно, ладно. Я согласен. Идем к твоему внуку. Но с тебя магарыч.

 

   Спиридониха и Сергей вышли на улицу. Несмотря на утро, в лицо дохнул перегретый на солнце воздух. На небе ни тучки. По улице они шли молча. В такую жару  мысли плавились и говорить ни о чем не хотелось. Хорошо, что тетка жила по соседству. Через минут пять заскрипели петлицы в дверях, и дом встретил гостей приятной прохладой и запахом недавно приготовленного пшеничного супа на молоке со слегка подгоревшей пенкой. Сергей с наслаждением вдохнул этот запах. Когда-то, давным-давно, именно так пахло в доме бабы Ульяны.

 

- Проходи Сережа, не стесняйся, - подтолкнула его хозяйка, - ваня лежит в спальне.

 

- а где же дядька Семен? – спросил Сергей. Когда тетка Аня откинула в сторону цветастую ситцевую занавеску, которая отделяла спальню от прихожей, и подошла к лежащему на диване внуку.

 

- Да, видно. Зачем-то во двор вышел, -  ответила тетка, но Сергей ее уже не слушал. Он застыл от неожиданности. В углу, около окна, стояла его вчерашняя гостья. Она была одета в тоже черное платье, что и ночью. Ее длинные черные волосы были разбросаны по плечам. Сергей пробежал взглядом по фигуре женщины и решился заглянуть ей в глаза. И сразу же содрогнулся. Такого холодного презрения он  еще никогда не ощущал.  Сергей, почувствовав себя раздавленным этим взглядом, сделал шаг назад. Но в это время, оторвавшись от метавшегося в жару Ивана, тетка Аня сказала: «Весь горит. Посиди с ним немного, Сережа, а я сейчас…» Женщина поднялась и , смахнув со щеки набежавшую слезу, скрылась за занавеской, оставив Сергея один на один, если не считать больного Ивана, со Смертью. И он онемел. Как стоял, так и остался стоять, приткнувшись к косяку, не подымая глаз. Пока не услышал повелительный голос: «Сядь на стул и слушай». Сергей поспешно уселся на табурет и робко посмотрел на вчерашнюю гостью. Она стояла по-прежнему в углу у головы больного.

 

- И слушай внимательно. Дважды повторять не буду. Этот парень умрет, - Смерть внимательно посмотрела на Сергея. Ожидая его реакции. Тот молчал и смотрел на нее как кролик на удава. – Если ты не спасешь его вместе с подружкой. Они оба сейчас в горячке, потому что позволили себе увидеть больше, чем дозволено обычному человеку. Ты же прочитаешь заговор, м парню полегчает.

 

- Я не знаю никакого заговора!

 

- Знаешь, - остановила Сергея Смерть, и прочитаешь сначала парню, а затем и девушке. – Смерть вдруг глянула на занавеску Были слышны приближающиеся шаркающие шаги тетки ани: - Все остальное я тебе расскажу потом. И не смей брать за свою работу магарыч. Только деньги. Слышишь?

 

   Смерть гордо подошла к двери и. дождавшись пока войдет тетка Аня, исчезла за занавеской. А тетка Аня вытерев мокрым полотенцем лицо внука, положила компресс на лоб.

 

А затем склонившись над парнем и стала что-то шептать. Любопытство заставило Сергея наклониться и прислушаться. Но шепот женщины разобрать не смог.

 

- Давай, теть Ань, я попробую заговор почитать. Чувствую, должно получиться, - в Сергея и вправду вселилась какая-то непонятная сила, - не зря ведь ты меня привела.

 

 -  И то правда. – вздохнула женщина, уступив место Сергею. Постояла, послушала и потихонечку вышла из комнаты. Новоиспеченный знахарь уселся на табуретку, потер щетину на бороде, провел правой рукой над лицом парня и неожиданно для себя стал выговаривать незнакомые слова необычного заговора:

 

Листок рябины я сорву,

 

Болезнь твою я усыплю.

 

Не в шелке, бархате она.

 

Рядиться в простоту всегда.

 

Спаси нас, Бог, от встречи с ней,

 

Когда идет она с полей,

 

С лесов дремучих и болот

 

Ее на зло всегда зовут.

 

Ты не испуг – ты просто тень.

 

Ты дверь сорванная с петель.

 

Ты боль –несчастному дана,

 

Уйди из тела сатана.

 

Есть соль, есть крест и есть листок.

 

Болезнь, иди ты спать в лесок.

 

Там мхи, болота, там твой дом.

 

Из тела парня выйди вон!

 

Сергей эти слова повторил трижды. С каждым разом все громче и громче. Когда он выкрикивал последнюю строчку, тетка Аня, слушавшая все из-за занавески, неожиданно перекрестилась. До того убедительно и жутко звучал голос Сергея. У женщины даже потемнело в глазах и затряслись руки. А через несколько секунд заскрипел стул, а затем из-за занавески появился вспотевший и отрешенный Сергей. Он с минуту стоял, будто бы осмысливая произошедшее, а затем в его глаза снова вернулась жизнь, и он наконец-то увидел хозяйку: «Все! Твой внук будет здоров. Сейчас он спит. Пусть выспится», - сказал он глухим надорванным голосом и вышел из дому. На пыльной улице Сергей остановился. И только тут обратил, сжимает в ладони помятую купюру, даже не почувствовав, когда благодарная тетка всунула деньги ему в руку. Солнце издевательски пекло в голову. Сергей провел пересохшим языком по губам. Ему захотелось пить. «Все, иду домой», - решил он. Но ноги, помимо воли, направились совершенно в другую сторону. К дому девушки Ивана…

 

А вечером, помыв голову, побрившись и кое-как, с большего, убрав в доме, он в нетерпеливом ожидании ходил по комнате. Впервые за последнее время Сергей был трезв и зол. Злость эта томилась на медленном огне, не находя причины вырваться и закипеть. Скобля лицо тупой бритвой, он разглядывал в зеркало себя и ему стало стыдно за то, во что он превратился. Ему было сиротливо от покинувшего его чувства собственного достоинства. Тоскливо ныло сердце. Он не боялся Смерти, но ему, почему-то, хотелось выглядеть в ее глазах нормальным человеком. Поэтому Сергей привел себя в порядок и убрал а доме. И сейчас он ждал – заметит ли это Смерть. Но Смерть в этот день явно где-то загуляла. Сергей постукивал пальцем по столу, нетерпеливо посматривая на часы. На столе стояла купленная за заработанные знахарством деньги бутылка «Кадарки» (лучшее вино в сельмаге). Лежала шоколадка и пачка «Союз-Аполлона» . Именно так, с «шиком», встречал Сергей гостью. А ее все не было.

 

Когда на часах пробило одиннадцать, Сергей, за неимением штопора, вдавил пальцем пробку в бутылку и уже было собрался налить в стакан вина, но в этот момент в дом постучали. Сергей бросился открывать. Но из-за дрожи в руках крючок не сразу подчинился его усилиям. Когда дверь была все же открыта, а Смерть переступила порог, Сергей впервые со дня знакомства, заглянув ей в глаза, увидел там затаенный смех и легкое удивление. Она осмотрела комнату, стол с угощением и, повернув голову в сторону Сергея, спросила:

 

- Ты кого-то ждешь?

 

А тот покраснел, и, заикаясь от смущения, ответил:

 

- Не-е-ет. То есть да. Я хотел сказать – это для вас.

 

- Х-ха-ха. Неужели?  В первый раз вижу, чтобы меня с хлебом солью встречали.

 

Сергей, красный и сердитый на самого себя. Чтобы хоть как-то спрятать свое смущение, схватил лучший в его хозяйстве стул и предложил гостье:

 

- Садитесь.

 

  Смерь легким движением рук пригладила платье и присела на краешек стула. Сергей засуетился. Схватил бутылку и  и налил в стакан немного вина, а затем протянул его Смерти. Та взяла, подержала в руках, будто раздумывая и бросила стакан в угол. Жалобно зазвенело разбитое стекло. Глухо разорвалась брошенная вслед бутылка.  Винные капельки быстро побежали дорожками по стене к полу.

 

- я вижу, ты плохо понимаешь происходящее, - сказала Смерть ледяным голосом растерянному Сергею. – Я даю тебе шанс, а ты здесь комедию ломаешь. Слушай  внимательно, ято я тебе скажу…

 

***

 

Как воспитанный, но в тоже время настойчивый парень уговаривает сомневающуюся девушку испить до последней капельки забродивший напиток по имени любовь, так и вечер все тесней и тесней прижимался земле, рассказывая ей свои сказки. И земля поверила. Об этом говорило необъятное звездное небо, раскинувшееся над городом. Старая, как и сама вечность, Луна шла своей обычной дорогой. Время от времени заглядывая в окна горожан. Так потихонечку, от окна к окну, Луна, то посмеиваясь,, то огорчаясь за землян, дошла до кирпичного двухэтажного особняка. В одном из окон на втором этаже горел свет. Луна улыбнулась и, пригнувшись. Заглянула в щелочку, оставленную между неплотно занавешенных штор. Но, разглядев сидящих там, она разогнулась, как сжатая пружина, и спряталась за неизвестно откуда появившейся на небе тучкой. И много прошло времени, прежде чем она позволила себе осторожно выглянуть оттуда, чтобы полюбопытствовать: погас ли в доме свет. И тут же спряталась. На этот раз уже до самого утра. И только в предрассветных сумерках, когда серый туман выполз из реки побродить по некошеной траве, вдруг скрипнула металлическая калитка, и кто-то быстро и легко зашагал в сторону ближайшего кладбища.

 

Сергей Сергеевич, закрыв дверь за гостьей, сел, вернее, упал на мягкий дорогой диван и отрешенно уставился на огонь, горевший всю ночь в камине несмотря на лето.

 

  Наконец оторвав взгляд от потрескивающих поленьев, он, поежившись, пробормотал: «Не-е-ет, просто так ты меня не возьмешь». За последние десять лет Смерть в доме  Сергея Сергеевича  ни разу не появлялась. Он ее видел только тогда, когда его. Как целителя, приглашали лечить больных. Но в таких случаях из всех присутствующих он видел ее один. Этой же ночью Смерть пришла в его дом и, она хотела, чтобы ее видели. В эту ночь она была ласкова, улыбалась и подводила подсчет всех вылеченных Сергеем Сергеевичем людей (а он уже и сам забыл, сколько их было). А в самом конце, уже собираясь уходить, улыбаясь, сказала:

 

- Ты богат, Сережа, как никто в этом городе. У тебя прекрасный дом. Ты посадил прекрасный сад. Ты снова женился. У тебя есть дети. На тебя работают люди, и ты живешь в свое удовольствие. С каждым днем, Сережа,  ты мне нравишься все больше. Ты уже  далеко не тот слюнтяй, которого я встретила впервые. Сейчас мне некогда, я ухожу, но жди меня, я очень скоро к тебе приду, - смерть загадочно улыбнулась, - жди меня.- Ну что ж, хорошо, что предупредила. Я буду готов к встрече с тобой. – Сергей Сергеевич потянулся к пачке дорогих сигаре, лежавшей на журнальном столике, и закурил. Делал глубокие затяжки, как будто дым помогал ему думать. Мужчина стал вспоминать все до мелочей, что было связано со Смертью во время встреч у больных. Неожиданно он вскочил и прошелся из стороны в сторону по мягкому ворсистому ковру. Он вспомнил: всегда, когда больному было плохо, Смерть стояла у головы. И, наоборот. Больному всегда становилось легче, когда она отходила в сторону ног.

 

- Ха! Все гениальное просто. Оказывается, и Смерть можно перехитрить. Главное, не допускать ее к своей голове.

 

Кто-то постучал в дверь.

 

- Ну, кто там? Я же просил тебя не беспокоить, - обернулся на стук целитель. В дверь заглянула испуганная жена, молодая, симпатичная женщина:

 

- Сережа, извини, мужчине, которого ты вчера лечил, вновь стало плохо.

 

- Как плохо? Не может быть? Ему же сразу после моего сеанса стало легче.

 

- Как сказала его жена, ему действительно тогда стало легче, но с рассветом мужчину вновь скрутило, и сейчас тебя просят к нему.

 

Целитель вновь побывал у больного и вдруг, когда  читал заговор, он почувствовал – его целительство   не действует. Почувствовав, что на него внимательно смотрят, он  поднял свои глаза и увидел у головы больного Смерть. Она все также, как у него дома, загадочно улыбалась… И Сергей Сергеевич все понял. Смерть забрала у него дар лечить людей. Он перекрестился и позвал жену больного.

 

- Видите ли, у вашего мужа особая болезнь, я с ней справиться не могу. Вам нужно обратиться к другому целителю.  Аванс, который вы мне выдали я верну сегодня же…

 

Придя домой, Сергей Сергеевич, прилег на диван, чтобы отдохнуть от богатого на неприятные события дня и, больше он уже не смог стать на ноги. Смерть запустила  маховик своих обещаний. Для больного заказали инвалидную коляску, пригласили врача, но тот, пожилой дядька с большим синеватым носом и дрожащими руками, причину внезапной болезни объяснить не мог. «Нервы», - единственное, что он сказал. Правда, от гонорара не отказался. Не помогли излечить болезнь целителя и светилы медицинского мира из столицы. Они даже не смогли объяснить причину болезни Сергея Сергеевича.  Понимая, что он попал в ловушку, целитель начал думать над тем, как обхитрить смерть. В голове возникали разные идеи, но, оценив их одну за одной, он с сожалением отбрасывал их в сторону. Ничего не получалось. Возник кризис идей. Но все же однажды, после бессонной ночи, Сергей Сергеевич придумал одну вещь и от удовольствия ударил по  ручке своего кресла. Едва дождавшись утра, он велел позвать садовника, который  был мастером на все руки и показал ему чертеж кровати. Приказав отбросить все дела и сделать его заказ  как можно скорей. К обеду следующего дня садовник с охранником втащили в комнату кровать. Это была обычная кровать, но только с виду. Она была установлена на металлическом шесте, вроде пропеллера , и крутилась как по часовой стрелке так и против. Сергей Сергеевич был очень рад. Он готов был ко встрече со Смерть. Сергей Сергеевич приказал уложить себя на новую кровать. Призвал к себе охранника, который в случае прихода Смерти, должен был вращать кровать по приказу хозяина. Прошло три ночи. Настала очередь четвертой. Целитель не спал всю ночь, как и предыдущие, и не потому, что ему мешал храп развалившегося в кресле охранника. Нет. Он смотрел на темные окна и ждал Ее.  И вновь она не пришла. Сергей Сергеевич видел, как посерело в комнате, слышал, как за окном запели птицы. Они пели необычно. Целителю показалось, что такое пение он слышит впервые. Сладко-тревожное чувство стиснуло грудь. Аж захотелось, как бывало в детстве, заплакать. Сергей Сергеевич с детским умилением и радостью наблюдал за первым солнечным лучиком. Он совсем маленьким вскочил в комнату  и стал постепенно  увеличиваться в размерах. Сначала он был у противоположной стены, а затем стал приближаться к кровати Сергея Сергеевича. А он его ждал. Ему хотелось погладить его рукой. Почувствовать его тепло. И вдруг, когда луч уже почти добрался до руки целителя, неожиданно громко чихнул охранник. И сам, проснувшись от своего чоха, уставился сонными глазами на хозяина. Тот бросил на него недовольный взгляд и тут же закричал:

 

- Верти влево, - в углу скромненько с букетом каких-то желтых цветов стояла Смерть. Охранник же, никого не видя и ничего не понимая, ошалело вертел головой. Смерть, улыбаясь, сделала шаг к больному.

 

- Крути в право, - снова закричал Сергей Сергеевич перепуганному охраннику. На этот раз обалдевший охранник послушался приказа, и  Смерть снова оказалась в ногах его хозяина. Она все еще улыбалась и, протягивая цветы, спросила:

 

- Сережа, ты что, не узнаешь меня?

 

- Влево крути, влево, - ответил приказом целитель на попытку Смерти заговорить его. И в этот раз охранник выполнил все как надо. Смерть вновь оказалась у ног больного. На протяжении получаса Смерть пыталась прорваться к голове Сергея Сергеевича. Но все попытки оказались безрезультатными. Целитель следил за каждым ее движением, а охранник точно выполнял все приказания. Смерть устала. А у целителя, наоборот, появился азарт, и уже он улыбался. Глядя на измученную Смерть.  И та в конце концов сдалась. Она уселась в кресло, положив цветы на столик.

 

- Ты оказался хитрей, чем я думала, Сережа. Ну что ж, сдаюсь.  Твоя взяла. Надо проигрывать достойно, - Смерть снова улыбнулась. – А знаешь, ради примирения. Почему бы нам не прогуляться по твоему чудесному саду. Я сегодня шла по нему. Тебя в этом году ждет большой урожай. Сергей Сергеевич внимательно смотрел на  Смерть. Но, как и раньше, в ее глазах он ничего прочесть не сумел,  у него появилось чувство безнадежного падения куда-то вниз.

 

- Ты все шуточки надо мной шутить, - сказал он наконец, переборов слабость. – По твоей воле я уже три месяца лежу, не подымаясь.

 

-  Серьезно? – Смерть участливо посмотрела на целителя. –Извини, я не знала. Но, впрочем, это легко исправить. Давай мне руку. – Смерть встала и подошла с протянутой рукой. Сергей Сергеевич снова заглянул в глаза Смерти и… взял ее за руку. Ну, вставай – Смерть помогла ему встать. Сергей Сергеевич, еще не веря, сел и осторожно потянулся левой ногой к полу. Ногу обожгло тысячами холодных иголочек. Но все же он встал. Сделал шаг, другой.

 

- Я здоров? – целитель с недоверием посмотрел на Смерть.  Она в ответ ему улыбнулась, ласково пригладила слежавшиеся волосы на его голове.

 

- Я же говорила, что все будет хорошо. Пойдем в сад.

 

Выйдя за порог, Сергей Сергеевич глубоко вздохнул аромат середины лета и от неожиданности ухватился рукой за стену. После вынужденного заточения закружилась голова.

 

- Ну что ты, Сережа, - Смерть обняла целителя, - Лучше посмотри, какая красота у тебя перед глазами.

 

И вправду, красота в это утро была необычайная. Голубое, без единой тучки, небо тянуло Сергея Сергеевича к себе. А солнце! Оно не просто согревало, а давало что-то большее – что именно. Он понять не мог. Да и не хотел. Потому что вокруг все для него в этот день было необычайно. Росная трава дарила приятную прохладу. На ветвях яблонь висели красивые яблоки. Сергей Сергеевич, как ребенок. Радовался. Смерть улыбалась в ответ. Вскоре они подошли к высокому металлическому забору, скрипнула калитка и они вышли на луг, к реке. Вода искрилась и сверкала на солнце, как не могут сверкать никакие сокровища в мире. Сергей Сергеевич не выдержал, сбросил брюки. Рубаху и кинулся в воду, которая в этот миг напоминало ему парное молоко. Он нырнул. Затем вынырнул и, отфыркиваясь, приглашающее махнул рукой своей спутнице. Но та, как всегда закутанная в черное, улыбнувшись, лишь покачала головой.

 

- А зря! – крикнул Сергей Сергеевич.

 

Возможно, он бы еще долго купался. Но вскоре Смерть позвала его» Пора. Нам пора». Сергей Сергеевич с сожалением вышел из воды на берег. Попрыгал на одной ноге, на другой, а затем, смущаясь, попросил: «Отвернись, пожалуйста». Смерть, поджав губы, отвернулась… Вскоре целитель нагнал потихоньку шагавшую Смерть.

 

   Солнце во время прогулки не стояло на месте, и тень от деревьев падала уже под другим углом. Сергей Сергеевич, взяв Смерть под руку, рассказывал ей какую-то веселую историю. Смерть заразительно смеялась, демонстрируя собеседнику белые, без изъянов, зубы. И вдруг мимо них быстрым шагом прошли два охранника, один из них дежурил ночью у кровати хозяина. До целителя долетела только часть их разговора: «А он как закричит влево, а потом вправо, а затем стал заговариваться…» Сергей Сергеевич хотел его одернуть, но передумал, потому что из дома вдруг долетел плач. Он сразу узнал – голосят родные ему люди.

 

- Что-то случилось, - сказал он Смерти. – пойдем быстрей, в доме беда. Но Смерть ухватила его за рукав и отрицательно покачала головой: « Не спеши, Сережа. Ты это беде уже помочь не   можешь».

 

- Как это не смогу? – растерянный Сергей Сергеевич посмотрел на свою спутницу.

 

 - Да потому, что, как бы это тебе сказать, семья оплакивает твою смерть.

 

- Но я же жив!

 

- Жива твоя душа, а тело… А твое тело сейчас моют слуги, - ответила спокойно Смерть и, сильней сжав руку Сергея Сергеевича, повела в сторону от такого родного и уже чужого дома.

 

Александр Гавриленко.

 

Извиняюсь за ошибки и опечатки...

 

Игра со смертью... Страшная сказка на ночь...

 

 


Опубликовал Александр Стрелец , 30.07.2016 в 23:26
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Leo Bocc
Leo Bocc 31 июля 16, в 08:50 У каждого свой путь, который он должен пройти, в конце всегда она, и никто тещё не прошел мимо неё. Текст скрыт развернуть
6
dana148 нарышкина
dana148 нарышкина 31 июля 16, в 17:01 Прекрасно написано, что комментировать! Текст скрыт развернуть
2
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 2
Комментарии Facebook
Комментарии ВКонтакте

Последние комментарии

Voland 3D
Валентина Ермолина
Дуракам везет
Валентина Ермолина Больше попутки я не ловлю
Илюха Илюха
Читать

Поиск по блогу