МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС

39 615 подписчиков

Популярные статьи

Свежие комментарии

  • Vera Dobryagina
    Убиться веником)))Перестала доверят...
  • Игорь Кравцов
    Да как жить Да ни как ищи другуюКак с такой можно...
  • Евгений Чайковский
    А разве дальтоники в армии не служат? У меня друг отслужил. Причем в связи, а все потому что он теле-радио-мастер 3-г...Жены всю ночь не ...

КОМА ( черновик) роман. Глава 6-ая

Глава 6-я. Другая реальность.

КОМА ( черновик) роман. Глава 6-ая

Вера! Вот, что главное! Надо верить и тогда всё получится. Вопрос в другом, как заставить себя поверить.. Можно натренировать внимание, освободить тело, раскрепостить, или , если хотите , расшатать психику. Но вот поверить.. Как поверить в предлагаемые обстоятельства? Поверить в то , что всё это происходит именно с вами. Можно научиться искусно изображать, развить чувство ритма, быть потрясающим имитатором.. Но вот как поверить? Ведь, если ты веришь, тебе не надо ничего придумывать, ты можешь просто отпустить себя, довериться своим чувствам, слушать биение своего сердца. Это и будет твой ритм.
Если это случится , и ты поверишь, то и все поверят. И тогда они не будут хвалить твою игру или разбирать её. Потому что когда на вас на всех обрушивается со сцены сама жизнь, всё остальное уже не важно.
Весь первый курс Сергей с помощью педагогов раскачивал свою психику. Все эти упражнения на внимание, на публичное одиночество, на память физических действий, самостоятельная работа над отрывками из пьес, всё это , наверное , рано или поздно должно было принести свои плоды. Что-то начинало получаться, что-то было неясно, его хвалили. Но всё это было не то, не то к чему он стремился интуитивно.

Он чувствовал, что есть всё-таки какой-то барьер, который никак не преодолеть. Но в тоже время еще чуть-чуть и он готов перейти , как ему казалось , в совершенно другую реальность, в другое качество существования. С Леной Скородумовой они так сыграли отрывок из Островского, что хохотала вся кафедра, им поставили по плюсу.
- Ну ты прям как настоящий купец, говорок какой-то , то ли с Волги, то ли нет. Репетировал? - Лёшка всё хотел допытаться.
- Да, нет , само как-то.
- Да, ладно.. Ну вообще классно, как прям из того времени.
Самому ему тоже по внутреннему ощущению казалось , что было хорошо, внутри было легко , и он всё время чувствовал персонаж, как будто он рядом , и между ними даже было какое-то взаимопонимание.
Потом ещё были какие-то странные мгновения. Например , был у них в училище такой раздел "Наблюдения", ну это когда нужно показывать кого-либо или что-либо, какое-то животное, или предмет, да всё что угодно. Фантазия вобщем-то не ограничивалась ничем и никем, показывай хоть педагогов, хоть ректора. Он показывал старого льва в зоопарке, и на какую-секунду почувствовал, что так устал, что ему уже ничего не надо. А когда пришёл в себя, то думал, что провалил показ, но художественный руководитель неожиданно начал хвалить его и ставить в пример. Словом долго ещё Сергей блуждал в потёмках, пока это не случилось, и он прорвался в другую реальность. К концу первого курса , к самому экзамену нужно было что-то показывать, а у него толком ничего не было. Он выловил Лёшку Смелкова.
- Лёха, слушай, есть такой этюд , как будто мы летаем на только что сделанном самолёте, - предложил Сергей.
- А давай, это как будто я его сделал, а ты ко мне в гости приехал.- сразу загорелся Лёшка.
- Где это ты его сделал?
- У себя в деревне
- Ну... Только я как будто просто так приехал, а ты тут пристал со своим самолётом, а я-то и лететь не хотел. Ты меня только уговаривай..
-Будь спок, у меня не спрыгнешь, хошь ни хошь, полетишь.
Они побежали в аудиторию, прикинули как повалят стол, поставят стулья. Сели на стулья.
- Так сначала мы разгоняемся, как по кочкам подпрыгивай, чуть поменьше, - корректировал Лешка.
Они показали этюд. Сначала вроде шло всё как обычно, вернее привычно. Лешка с восторгом уговаривал, а Сергей сомневался, что эта штука вообще может летать. Потом они , как и договаривались запрыгали по кочкам, Леша нажал ему под столом на ногу , и они синхронно взлетели. Только взлетели они по-настоящему, во всяком случае ощущение полёта было полное, и они это сразу почувствовали по тому как замер зал. Что было причиной ? Может поволновались перед показом или что ещё, только Сергей реально испугался , и у него даже голова закружилась от высоты. Словно его душа , или второе "я", это называйте как хотите, отделилось от тела , и было всё время рядом, но в совершенно другой реальности. Он проник в другую реальность уже не на доли секунды, а на довольно продолжительное время, минуты три, а может и больше, не помнил, ну это и неважно. Он как бы был сразу в двух местах, летел на самодельном самолёте и одновременно наблюдал за всем происходящим. Он видел кто как смотрит, чувствовал, что происходит с ним, с тем с ним , со вторым, или первым, ну тем кто сидел в самолёте , и он чувствовал партнёра. Это ощущение раздвоения врезалось раз и навсегда в сознание, а может это само сознание раздвоилось. В любом случае разбираться с этим ему придётся ещё долго.
После училища он поступил на службу в Московский театр . Театр находился на площади Маяковского , был академическим театром, в основном с комедийным репертуаром. Руководил театром знаменитый режиссёр, во всяком случае он сам себя так позиционировал, родственник Питера Брука, тоже сам всем рассказывал, ученик Мейерхольда, ну тоже сам. Во всяком случае некоторые артисты говорили, что видели афишу театра Мейерхольда со спектакля "Клоп", где нынешний главреж был выведен в роли Двуполого. Была там такая роль, без слов, но с движениями. А было ему в то время то ли 83, то ли 84 года, он покуривал на репетициях втихаря от жены, за что иногда и получал от неё по мордасам прямо здесь же на репетициях, словом атмосфера в театре была та ещё. Были , конечно, и другие всякие группы и кланы. Вокруг одной престарелой дамы, игравшей в телевизионном шоу " Кабачки и стулья" пани , какую-то там , и её молодого друга из театра , всё кучковалась компашка. Своих фаворитов имел и директор театра , и главный администратор, и даже главный дирижёр, жена которого , народная артистка СССР, единственная в театре оперетты, в свои 60 выглядела на 50, но продолжала играть девушек, распевая своим чудесным голосом партии из оперетт. Даже заведующая литературной частью , тучная апатичная женщина с фамилией Скрипну, пыталась создать вокруг себя каолицию, сразу стала заходить по этому поводу на него, но она начинала разговор с вопроса: " Сигареты есть?" Но поскольку Серёга не курил, то коалиция у них сразу и распалась, не успев образоваться. Но настоящей властью в театре обладал только один человек, это Тамара Павловна. Тамара Павловна могла всё, дать роль, отобрать роль, отпустить на съёмки, не отпустить на съёмки, принять в театр, выгнать из театра. Да, читатель, это сущая правда, Тамара Павловна могла всё. Она могла делать замечания всем, включая директора и главрежа. Немудрено , что все хотели заручиться расположением столь влиятельной дамы. Да кто она? Ну? А очень просто, жена главрежа.. Увы так бывает , мой читатель.
Сергея загрузили так, что дальше некуда, он каждый день, то кого-то заменял, то вводился, это были в основном небольшие роли, или роли в детских спектаклях. Иногда было по три спектакля в день, особенно в каникулы, он сумел сняться в двух картинах, проявляя чудеса находчивости. На первую картину ему удалось , правда отпроситься у заведующего труппы. Был у них такой Козликов. Козликов это его фамилия , а артисты между собой его звали ласково и нежно " овца".
Он поделился с Женькой, с кем сидел в одной гримёрке, мол так вот и так, надо позарез.
-Сходи к Овце, -пробасил Женька.
- Просто сходить и всё.
- Два пузыря коньяку прихвати.
Серёга никогда так не волновался, даже руки вспотели. " А вдруг он сейчас начнёт возмущаться, скажет, да как ты смеешь мне взятку предлагать! " - думал Серёга , но ноги несли в сторону кабинета зав труппой, а руки оттягивал тяжёлый пакет.
- Здравствуйте, Олег Данилович, - и Серёга потерял дар речи и только молча протянул пакет. И тут случилось чудо, Сергей впоследствие даже не мог вспомнить как и когда Козликов взял у него пакет. Всё произошло так быстро и естественно, что Сергей даже подумал, а был ли у него пакет. Пакет как-то сам исчез в недрах стола, а Козликов как ни в чём ни бывало спросил:
-А тебе чего, Серёж?
- Мне бы от спектаклей на три дня освободиться, у меня тут съёмки намечаются.
- Заменим, дублёра вызовем и все дела, зря что ли у нас по три состава в спектаклях.
Были и всякие другие хитрости и способы удрать на съёмки. Однажды, чтобы улететь на недельку в Таллин, он прямо во время спектакля, якобы подвернул ногу. В этом спектакле он много двигался, прыгал, дрался и ходил " колесом". Так что когда он сделал вид , что потянул ногу, ему сразу поверили, артист -то он был хороший , играл без фальши. Потом правда пришлось притворяться и у врача , чтобы получить больничный, было стыдно, но что делать, надо же как-то выкручиваться. А вобщем дело даже не в этом , ну что на съёмки не отпускали просто так, что надо было всё время выкручиваться, а дело в том, что по-большому счёту это был мёртвый театр, где уже давно не занимались творчеством, театр, который мог забирать твою жизнь, не давая взамен того высокого удовлетворения от профессии, того полёта, который он испытывал в училище. И Сергей понимал, что если он и дальше будет так существовать, то не быть ему творцом, в самом высоком смысле этого слова, а творчеством заниматься очень хотелось, настоящим творчеством.

Картина дня

наверх