МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС

39 615 подписчиков

Популярные статьи

Свежие комментарии

  • Олег
    Что значит МЧ? И зачем ты ему нужна? Для красоты?Зачем он мне нужен
  • Vera Dobryagina
    Убиться веником)))Перестала доверят...
  • Игорь Кравцов
    Да как жить Да ни как ищи другуюКак с такой можно...

КОМА ( черновик романа). Глава 8-ая.

Глава 8-ая. Катастрофа.

КОМА ( черновик романа). Глава 8-ая.

Почём нынче предательство? Вот когда-то, давным-давно, ну очень давно, две тысячи лет назад предательство стоило 30 серебрянников. Бежит, бежит время.. Вот несколько столетий назад белые люди, приплывшие на кораблях, при колонизации Америки, подкупали "краснокожих" вождей , водкой, стеклянными бусами и прочей чепухой , в обмен на земли индейцев. Так всё-таки сколько же стоит предать свой народ? Предать людей, которые тебе поверили? Кто ж его знает.. Вот нашего русского клоуна с отметиной на лбу, так и не научившегося правильно говорить по-русски, "гыкающего" и "гокающего", вместе с супругой купили за бриллианты, доллары, недвижимость в предместьях Парижа, и , прикрываясь риторикой об общечеловеческих ценностях и демократии, похлопывая и поглаживая его по плечу, получили взамен ключи от великой державы. И Великая Страна , сумевшая выстоять и победить в страшных войнах, благодаря мужеству своего народа, рухнула , не выдержав, цепочки предательств своих вождей. Всё это будет понятно спустя десятилетия, когда уже ничего нельзя сделать, когда уже ничего не вернуть. Ведь выбить тормозной башмак из под колес последнего вагона, стоящего под уклон поезда , просто, всего один или два удара кувалдой.

Но вы попробуйте остановить этот тяжёлый состав , когда он разгонится под уклон и начнёт всё сметать на своём пути. Лучше находиться от всего этого подальше. Издалека хорошо наблюдать за приближающейся цунами, в бинокль , с какой-нибудь горы. Так всё грандиозно, даже завораживает. Но если вы зазевались на берегу, и пропустили время бегства, и горы рядом нет, то вам безусловно придёт конец. Многометровая и равнодушная толща воды убьёт вас быстро, практически мгновенно, смешает ваше раздавленное тело с песком, камнями , прибрежными разрушенными домами , вырванными с корнем деревьями , словом поглотит и растворит без остатка.
Сергей Александрович всё-таки ушёл из театра, пытаясь изменить свою жизнь, сделать её более насыщенной и интересной. Он поступил во ВГИК и закончил его, снимал фильмы в стране и за рубежом. Его даже пригласили преподавать в университет драматических искусств в Белграде . Конечно, уже тогда можно было всё понять, тем более в Югославии все признаки распада были уже вот они рядом, каждый день переписывались ценники, местный народ скупал валюту, ну да и много чего. Но , казалось , что такой огромной стране, как СССР , ничего не будет. Помните, что я говорил о цунами? Пока она далеко, это ведь совсем не страшно , и где-то даже красиво..
И даже можно пить с друзьями,
За равнодушную волну!
Но вот приблизилась Цунами,
Сейчас мы все пойдём ко дну...

Сергей Александрович с удовольствием подписал с университетом в Белграде контракт ещё на год, оговорив , правда, что получит возможность месяца на полтора слетать на север своей Родины, на полуостров Ямал, где газовики попросили снять о себе фильм. Эту возможность побывать на севере Сергей Александрович никак не хотел упускать.
Он с этим бородачом Игорем был знаком ещё по институту кинематографии, только Сергей учился на режиссёрском, а Игорёк на операторском.
- Серёг, а зачем мы будем кого-то брать, давай вдвоём всё снимем, быстро и мобильно. - предложил Игорь
- А ты один-то сможешь?
- Да вообще без проблем.
Так вдвоём и полетели, нагруженные аппаратурой, одетые по-московски, и уж никак не для севера. Самолёт приземлился в Новом Уренгое вечером, но уже было темно. Игоря того понятно, борода грела, а Серёга весь продрог, хорошо хоть кепку с собой взял. Опаньки, они вошли в здание аэропорта, больше похожее на какой-то ангар, но их никто не встречал. Ситуация, однако. С трудом Сергей мог добиться , где ближайшая гостиница, они добрались туда, продираясь сквозь ледяной ветер, попросили у дежурной чайник и стали отогреваться.
- А с чего ты решил, что за нами вообще придут? -вдруг спросил Игорь.
-Ну я вообще-то телеграмму давал, звонил, договорённость была, - растерялся Сергей.
- А.. а.. - Игорь замолчал, аккуратно прихлёбывая чай, чтобы не намочить бороду. Сергей тоже пил чай и молчал. Что в этой ситуации делать совершенно непонятно, бардак какой-то, ну не лететь же обратно.. И решение пришло. Слава богу это ещё было время , когда местные начальники жутко боялись центрального телевидения. Вдруг эти телевизионщики снимут чего-нибудь не то, да и покажут на всю страну, или не дай бог скажешь как-нибудь не так. Ну их к лешему!
На этом. Сергей и построил свой план. У дежурной по этажу он узнал телефон местного райкома партии и позвонил. Трубку взял кто-то из охраны , наверное.
-Алло, здравствуйте, мне с секретарём райкома партии надо поговорить, - говорил Сергей с напором, понимая, что от этого разговора будет зависеть многое, а может быть даже и всё.
- А вы кто?- спросили на том конце провода.
- Мы с телевидения, с центрального, -соврал Сергей. На том конце провода помолчали, а потом спросили:
- Скажите, а вы можете минут через пять позвонить?
- Хорошо, - сказал Сергей , -перезвоню.
Через пять минут он уже знал домашний телефон секретаря райкома партии Нового Уренгоя , и говорил с ним по телефону, объясняя, что они летят дальше в Тазовск, но раз так вышло, что их не встретили, то они хотели бы завтра утром взять у него интервью. Секретарь райкома напрямую дать интервью не отказался, но сказал, что завтра за ними придёт машина. Машина пришла утром, чёрная волга, но отвезла их прямиком в аэропорт. Оказывается, в этом разваливающемся ангаре , именуемым аэропорт, есть зал для депутатов, где тепло. А когда тепло это совсем другое дело, как-то и жизнь становится веселей. Словом их посадили на вертолёт и отправили дольше на Север, в Тазовск. Видно секретарь райкома партии по каким-то причинам не захотел давать интервью. Ну не захотел, и не захотел.
Вертолёт плыл над тундрой, везде куда ни кинь глаз, расстилалось белое ровное поле. Сергей через час полёта пригляделся, картина за бортом не менялась, и он пошёл к лётчикам, там было совсем немного, но потише. А здесь внутри стоял грохот от винта, и как это Игорь в таком шуме может спать. Летчики рассказывали всякие истории, тоже видно соскучились по новым людям. Одна из них совершенно фантастическая, но как характеризует нашу действительность! Лётчик рассказывал, что однажды они со вторым пилотом летели над тундрой, и вдруг видят посреди тундры стоит большой контейнер. Сделали над ним круг и так разобрало любопытсво, что решили сесть, посмотреть что это. Сели, вскрыли упаковку, оказался новёхонький японский двигатель, весь в защитной смазке. Как он попал сюда, непонятно, в тундре ведь и дорог нет. А главное до ближайшего населённого пункта сотни километров.
- И что вы сделали?- спросил Сергей.
- Да, ничего, взлетели и полетели дальше. Куда его, такую махину, в ней тонн немеряно. Да и что с ним делать, мы так и не поняли что это за агрегат такой, прочитали написано , что сделано в Японии, ну и всё.
- Ну может надо было сказать кому-нибудь.
- Кому?- лётчик засмеялся, - мы и сказали начальнику отряда, только через год опять летим как-то тем же маршрутом, а контейнер всё там же.
- Да...- протянул Сергей, а сам подумал, - и ведь захочешь украсть или отвинтить от него что-нибудь тоже не получиться , фиг сюда по тундре без вертолёта доберёшься.
- Интересно всё-таки , - после паузы сказал Сергей, -а как он туда попал?
- Да кто ж его знает..- засмеялся лётчик.

В Тазовске их уже встречали, видно звонок из Нового Уренгоя прошёл , они погрузились на уазик и двинули в гостиницу. Поселились, приоделись, раздобыв тёплые вещи, настроили аппаратуру и работа началась. Набирали материал , снимая всё, интервью, природу, быт, рабочий процесс, словом всё подряд, чтобы потом было из чего выбирать. Тут уже вовсю шли процессы, которые породила "Перестройка". Во всех коллективах "демократическим" путём выбирали новых начальников, всё время устраивались какие-то собрания. Одно из таких собраний они снимали, не зная пригодится ли это в последствии, но тем не менее запомнилось , что долго обсуждали вопрос о том , как и поскольку кусков хозяйственного мыла выдавать на семью, один в неделю, или два в две недели. Рабочие просили, чтобы выдавали сразу по два куска раз в две недели, так как сейчас , уходя в рейс им приходится отрезать полкуска себе и полкуска оставлять семье, потому что выдают один кусок мыла раз в неделю. Они снимали собрание и Сергей видел, как пристально боковым зрением, свежевыбранный председатель исполкома из местных ненцев, следит за их камерой. И чуть только камера начинала снимать его , он преувеличенно внимательно начинал слушать очередного выступающего , и делал вид что что-то записывает в блокноте. Потом и его пригласили на трибуну. Он убрал блокнот, достал какую-то бумагу и стал нести что -то про "перестройку", которая открыла какой-то свет для всех. Один из рабочих не выдержал и прямо с места:
- Так можно всё-таки выдавать нам по два куска мыла раз в две недели, а не по одному каждую неделю?
- Ответьте , ответьте, - зушумели в зале.
Но этот ненец, окончил какие-то партийные курсы, где его научили отвечать уклончиво, и словно не услышав вопроса, начал говорить о необходимости благоустройства края и ремонте дорог. В зале раздался откровенный хохот.
Им повезло , и удалось снять проход каравана судов во льдах Северного Ледовитого океана. Впереди шёл ледокол, за ним гружёные углём баржи и сзади толкач, который помогал ледоколу двигать эту махину. Правда до места назначения они не дошли и вернулись в Тазовск, лёд уже был слишком толстый.
- А как же там в Гыде , без угля будут ? -спросил Сергей .
- Почему без угля? Вертолётами возить будут.
Матросы рассказывали, что эта история повторяется каждый год , и к ней уже привыкли. Оставалось загадкой почему уголь нельзя доставить летом по чистой воде , или хотя бы на месяц раньше, пока лёд ещё не такой толстый. Фильм мог изобиловать забавными бытовыми подробностями, на их глазах хозяин, у которого они обедали, прямо во время обеда негромко сказал жене:
- Лидка, тащи винтовку. - они смотрели в окно, прямо возле дома в отходах рылся красавец песец. Дело в том, что в Тазовске мусор и прочие отходы выбрасывали тут же недалеко от дома, всё это быстро замерзало и засыпалось снегом, и только весной вся эта помойка оттаивала и стекала в речку Таз и далее в Тазовскую губу , и потом в океан. Поэтому и рыбу для себя ловили только зимой. Эти всевозможные отходы привлекали песцов, которые рыскали по городу, рискуя быть подстреленными , или попасться здоровенным северным лайкам . Лидка притащила винтовку и хозяин одним выстрелом через форточку добыл песца.
Лида выбежала на улицу и утащила тушку.
- Ну вот две минуты и воротник, - довольно гыкнул хозяин и поэтому случаю пропустил ещё рюмочку.
Словом материал для фильма получался с художественной точки зрения весьма колоритный, только немного странный. Полный бардак и бесхозяйственность на фоне потрясающей природы. Одни радуги зимой чего стоят. Мы привыкли видеть одну радугу, а тут их можно было наблюдать до двадцати штук , куда ни повернись, везде радуга. А эти оптические иллюзии вечером, которые мы зовём северным сиянием. И бескрайние белые просторы. И местный колорит, стада оленей, ненцы в национальных одеждах. Словом надо будет ещё думать и думать как организовать пространство фильма. Полярная ночь наступала , да и этот этап работы был закончен. В Москву!
Сергей вернулся в Белград. Если в Москве спираль по имени "перестройка" толька начала раскручиваться, то в Югославии всё просто рушилось. Работы скоро не стало, вернее работа вроде и была, только денег за неё не платили, все как-то пытались что-то где-то заработать. Сергей сначала давал какие-то частные уроки в Германии, а потом вообще чем только не приходилось заниматься. Денег просто не хватало. Наконец , ему вроде как даже повезло , и он нашёл прилично оплачиваемую работу. Устроился в Берлине в одном спортивном клубе на Фридрихштассе работать " грушей". Ну это такая работа, отражать удары профессиональных бойцов . Конечно на тебе шлем, и всякие там защитные щитки, но всё равно не сладко. С начала было очень тяжело, всё время хотелось всё бросить и уйти, но потом ничего, как-то даже втянулся, даже азарт появился , или что-то во всяком случае похожее на азарт. Сергей стал тренироваться, тренироваться усиленно, хотел сам стать бойцом, потому что именно там совсем другие, реальные деньги. И , наконец, это случилось. Он весьма достойно провёл несколько боёв, но тут его остановил один темнокожий парень по имени Джо Байден, отправив в глубокий нокаут. На карьере бойца была поставлена точка, заработанные деньги таяли на глазах. И о чудо! Неожиданно позвонили из Белграда, что-то там у них опять срасталось и можно было возвращаться на любимую работу. И он вернулся, но как выяснилось не надолго, аккурат до прилёта американских фантомов. Опять всё вокруг завертелось, закружилось, Белград бомбили, превращая один из красивейших городов Европы в руины. Ну вы помните я вам рассказывал про цунами, когда она здесь рядом , тут уж как повезёт. Сергею не повезло и он , замешкавшись с отъездом , оказался на несколько месяцев в хорватской тюрьме, где , надо сказать ему весьма пригодился его опыт работы " грушей". Потому что хорваты были очень рады, что к ним попался русский. И если бы не его умение гасить удары собственным телом, неизвестно остался бы он жив. Но он остался, его освободили немцы, за что им огромное спасибо. И вскоре он вернулся в Москву, с тем чтобы как-то попытаться начать организовывать свою жизнь заново.

Картина дня

наверх