МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС

39 613 подписчиков

Свежие комментарии

  • A m i l a A m i l a
    А зачем готовить, стирать и убирать для МЧ? Это обязанности жены... Вы жена?.. Нет?..Вот и ответ. Живите для себя! ))Зачем он мне нужен
  • Мнира Ира Хамитова (tazikova)
    Вы просто чужие друг-другу люди!Надо поговорить,и расставить все по местам!Никто Вам не поможет советом,- ,,в каждой ...Зачем он мне нужен
  • Александра Иванова
    В этой жизни одной быть очень тяжело. По пословице - пусть заборчик хиленький, а и за ним можно притулиться.Зачем он мне нужен

Так смеялся Иванов.

Так смеялся Иванов.

Так смеялся Иванов.

Светлой памяти Мастера, который всегда помнил о цене и силе слова.

 ==========================================

                      Из пародии на пародиста Сашу Иванова:

                         ……….

                      Но достаю из-под подушки
                      Я лучшие из всех стихов.
                      На них написано «
А. Пушкин»,
                      Зачеркнуто — «А. Иванов».

==========================================

 Что делать со стихами о любви,

Закончившейся пошленьким скандалом?

Не перечитывая, разорви,

Отдай на растерзание шакалам.

Евгений Долматовский

   О пользе скандалов

 Ни разу малодушно не винил

Я жизнь свою за горькие уроки...

Я был влюблен и как-то сочинил

Избраннице лирические строки.

 

Скользнула по лицу любимой тень,

И вспыхнул взгляд, такой обычно кроткий...

Последнее, что видел я в тот день,

Был черный диск чугунной сковородки.

 

Скандал? Увы! Но я привык страдать,

Поэтам ли робеть перед скандалом!

А как же со стихами быть? Отдать

На растерзанье критикам-шакалам?

 

Насмешек не боюсь, я не такой!

Быть может, притвориться альтруистом,

Свои стихи своею же рукой

Взять и швырнуть гиенам-пародистам?

 

Но я мудрей и дальновидней был,

Я сохранил их! И в тайник не спрятал.

Не разорвал, не сжег, не утопил,

Не обольщайтесь — я их напечатал!

=======================================

Косматый облак надо мной кочует,
И ввысь уходят светлые стволы...

                                Валентин Сидоров

       Высокий звон.

 В худой котомк поклав ржаное хлебо,
Я ухожу туда, где птичья звон.
И вижу над собою синий небо,
Лохматый облак и широкий крон.

Я дома здесь, я здесь пришел не в гости,
Снимаю кепк, надетый набекрень.
Весёлый птичк, помахивая хвостик,
Насвистывает мой стихотворень.

Зелёный травк ложится под ногами,
И сам к бумаге тянется рука,
И я шепчу дрожащие губами:
"Велик могучим русский языка!"

Вспыхает небо, разбужая ветер,
Проснувший гомон птичьих голосов.
Проклинывая всё на белом свете,
Я вновь бежу в нетоптанность лесов.

Шуршат зверушки, выбегнув навстречу,
Приветливыми лапками маша:
Я среди тут пробуду целый вечер,
Бессмертные творения пиша.

Но,выползя на миг из тины зыбкой,
Болотная зелёновая тварь
Совает мне с заботливой улыбкой
Большой орфографический словарь.

================================

Есть слово «я». И нету в том худого,

Что я решил его произнести.

 

А вот мои два глаза. Изнутри

Они освещены. И всяк в своей орбите.

А вот мой нос. Готов держать пари:

 

Я человек, я богу равен ликом.

Вот он. Вот я. Никто не отличит!

Евгений Винокуров

                        Я.

Есть слово «я». О нет, я не всеяден.

Оно во мне! В нем суть и жизнь моя.

Я — вещь в себе. И вне себя. Я жаден

До всех, кто осознал значенье «я».

 

Куда я ни пойду — себя встречаю,

Я сам с собой переплетен в судьбе.

Цитирую, вникаю, изучаю

Себя!

          Себе!

                    Собою!

                                 О себе!

 

Вот я. Вот нос. И рот. Глаза. Вот ушки.

Чем я не бог? И, бережно храня

Меня в душе,

                      две темные старушки

Перекрестились, глядя на меня.

 

Я бодрствую. Я сплю. Я снедь вкушаю.

Я — центр и пуп земного бытия.

— А это кто? — себя я вопрошаю.

И сам себе я отвечаю: — Я!

 

Я озарился мыслью вдохновенной:

Бог — это я! Мир без меня — ничто!

Я — это я! — я сообщил вселенной.

Вселенная сказала: — Ну и что?

Так смеялся Иванов.

==================================

Я слышу, как под кофточкой иглятся

соски твои — брусничники мои,

ты властна надо мною и не властна,

и вновь сухи раскосинки твои...

Владимир Цыбин

  Лирика с изюминкой

 

Ты вся была с какой-то чертовщинкой,

С пленительной смешинкой на губах,

С доверчинкой до всхлипинки, с хитринкой,

С призывной загогулинкой в ногах.

 

Ты вся с такой изюминкой, с грустинкой,

С лукавинкой в раскосинках сухих,

Что сам собою нежный стих с лиринкой

Слагаться стал в извилинках моих.

 

Особинкой твоей я любовался,

Вникал во все изгибинки твои,

Когда же до брусничинок добрался,

Взыграли враз все чувствинки мои.

 

Писал я с безрассудинкой поэта,

Возникла опасенка уж потом:

Вдруг скажут мне: не клюквинка ли это

С изрядною развесинкой притом?..

================================

Льды на реке ломает март.

Апрель как вор в законе,

И льдины стаей битых карт

Разбросаны в затоне.

Геннадий Касмынин

     Всё путём!

 В свои права вошла весна,

Вокруг светлей и чище.

И стаи воробьев,- шпана!

Спешат на толковище.

 

Грачи, как крестные отцы,

Глаза свои таращат,

Везде домушники-скворцы

Уже чего-то тащат.

 

Барыга-мерин погорел —

Мужик его стреножит.

А голубь, фрайер, ожирел,

Взлететь и то не может.

 

Лохматый пес сидит как вор

И пайку ест из плошки.

Крадется кот как сутенер,

На тротуарах — кошки...

 

Ворона, словно человек,

Разинула едало.

Сорока, падла, будто век

Свободы не видала.

 

Всех обогрел весенний свет,

Длинны, как сроки, тени...

И вот уже сидит поэт

И ботает по фене!

====================================

Распад во много тысяч лет

Эквивалентен дням разлада,

Ведь человек не элемент,

Недели хватит для распада.

Виктор Парфентьев

    Эксперимент

 Со вторника эксперимент

Как начался, так не кончался...

И так как я не элемент,

То к понедельнику распался.

 

Глядела горестно жена

Глазами обреченной птицы,

Как быстро муж распался на

Элементарные частицы.

 

Непрочен наш материал,

Точней, он вовсе пустяковый,..

И по частицам собирал

Меня инспектор участковый.

 

Не зря один интеллигент

Сказал, сомнения развеяв:

— Парфентьев — это элемент,

Не знал о коем Менделеев...

=====================================

Шел вчера я в толпе городской,
Показалось мне, трезвому,грустному:
В разношерстице речи людской
Разучился я русскому устному…
                     Сергей Макаров

   Обучение изустному.

Сердцем чувствую: что-то не так.
Стало ясно мне, трезвому, грустному, -
Я по письменной части мастак,
Но слабею по русскому устному.

В кабинетной работе я резв,
И заглядывал в энциклопедии,
Но далек от народа и трезв -
Вот причина подобной трагедии.

Нет, такого народ не поймет,
Не одарит улыбкою теплою.
И пошел я однажды в народ
С мелочишкой в кармане и воблою.

Потолкался в толпе у пивной,
Так мечта воплотилась заветная;
И, шатаясь, ушел: Боже мой,
Вот где устная речь многоцветная!

Что ни личность - великий знаток,
И без всякой притом профанации.
Слов немного - ну, может, пяток,
Но какие из них комбинации!

Каждый день я туда зачастил,
Распростясь с настроеньями грустными,
Кабинетную речь упростил
И украсил словами изустными.

У пивной мне отныне почет,
А какие отныне амбиции?
И поставлен уже на учет.
На учет. В райотделе милиции.

 

Так смеялся Иванов.

==================================

Вдруг на плечо ко мне ложится

Донского Дмитрия рука.

 

И стены каменные слышат

Мои и Дмитрия шаги.

Юрий Головин

       Шаги в историю.

 Мечтая приобщиться к чуду,

Враг ежедневной суеты,

Я постоянно был и буду

С родной историей на «ты».

 

Идем Москвою — руки в брюки

(вокруг сплошная лепота!) —

Два Юры — я и Долгорукий,

И с нами — Ваня Калита.

 

Доходим до Замоскворечья,

Я вдохновеньем обуян,

Чуть притомились, а навстречу

Идет еще один Иван.

 

А Калита — мужик серьезный,

Он говорит Ивану: « Ишь!

Ты что-то нынче, Ванька, грозный.

Войти в историю хотишь?!»

 

Идем... На солнце плеши греем,

Поют в Зарядье соловьи...

Войти в историю сумеем —

Я и попутчики мои.

======================================

А кто гулял-погуливал

в лесах моей души?

Беспечный, все покуривал

да спичек не тушил.

Нора Яворская

   В лесах души

 Хожу-брожу, нахмурена,

Моя ли в том вина?

В душе моей накурено,

Посуда не сдана...

 

Леса души запущены,

Не слышно пенья птиц,

Консервы недокушаны,

Скорлупка от яиц.

 

Знать, кто-то шел-похаживал

И выбросил спеша

Окурок непогашенный...

Горит теперь душа.

 

Средь мятого кустарника

Одна сижу с тоской.

Пришлите мне пожарника

С резиновой кишкой!

 

Признаться ведь не хочется,

Ты, скажут, не смеши:

А так нужна уборщица

Мне лично — для души!

==================================

 

Посмотрите, как красиво эта женщина идет!

Как косынка эта синяя этой женщине идет!

 

Посмотрите, как прекрасно с нею рядом я иду,

Как и бережно и страстно под руку ее веду!

                               Евгений Храмов

               Бес соблазна.

 Посмотрите! Не напрасно вы оглянетесь, друзья!

Эта женщина прекрасна, но еще прекрасней я!

 

Эта женщина со мною! Это я ее веду!

И с улыбкой неземною это с нею я иду!

 

Посмотрите, как сияют чудных глаз ее зрачки!

Посмотрите, как сверкают на моем носу очки!

 

Как зеленое в полоску этой женщине идет!

Как курю я папироску, от которой дым идет!

 

Я не зря рожден поэтом, я уже едва дышу,

Я об этом, я об этом непременно напишу!

 

Я веду ее под ручку из музея в ресторан.

Авторучка, авторучка мне буквально жжет карман!

 

Я иду и сочиняю, строчки прыгают, звеня,

Как прекрасно оттеняю я ее, она — меня!

 

Мы — само очарованье! И поэзия сама —

Способ самолюбованья, плод игривого ума...

====================================

 

— Встречай, хозяйка! — крикнул Цыганов.

Поздравствовались. Сели.

 В мгновенье ока — юный огурец

Из миски глянул, словно лягушонок.

А помидор, покинувший бочонок,

Немедля выпить требовал, подлец.

 — Хозяйка, выпей! — крикнул Цыганов.

Он туговат был на ухо.

Давид Самойлов

      Ужин в колхозе.

 — Никак Самойлов! — крикнул Цыганов

(Он был глухой). — Ты вовремя, ей-богу!

Хозяйка постаралась, стол готов,

Давай закусим, выпьем понемногу...

 

А стол ломился! Милосердный Бог!

Как говорится: все отдай — и мало!

Цвели томаты, розовело сало,

Моченая антоновка, чеснок,

Баранья ножка, с яблоками утка,

Цыплята табака (мне стало жутко),

В сметане караси, белужий бок,

Молочный поросенок, лук зеленый,

Квашёная капуста! Груздь соленый

Подмигивал как будто! Ветчина

Была ошеломляюще нежна!

Кровавый ростбиф, колбаса салями,

Телятина, и рябчик с трюфелями,

И куропатка! Думаете, вру?

Лежали перепелки как живые,

Копченый сиг, стерлядки паровые,

Внесли в бочонке красную икру!

Лежал осетр! А дальше — что я вижу! —

Гигант омар (намедни из Парижа!)

На блюдо свежих устриц вперил глаз...

А вальдшнепы, румяные как бабы!

Особый запах источали крабы,

Благоухал в шампанском ананас!..

 

«Ну, наконец-то! — думал я. — Чичас!..

Закусим, выпьем, эх, святое дело!»

(В графинчике проклятая белела!)

Лафитник выпить требовал тотчас!

Я сел к столу... Смотрела Цыганова,

Как подцепил я вилкой огурец,

И вот когда, казалось, все готово!...

 

Тут Иванов! (что ждать от Иванова?!)

Пародией огрел меня, подлец!..

===============================

Так смеялся Иванов. 

 

Картина дня

наверх