МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС

39 613 подписчиков

Свежие комментарии

  • A m i l a A m i l a
    А зачем готовить, стирать и убирать для МЧ? Это обязанности жены... Вы жена?.. Нет?..Вот и ответ. Живите для себя! ))Зачем он мне нужен
  • Мнира Ира Хамитова (tazikova)
    Вы просто чужие друг-другу люди!Надо поговорить,и расставить все по местам!Никто Вам не поможет советом,- ,,в каждой ...Зачем он мне нужен
  • Александра Иванова
    В этой жизни одной быть очень тяжело. По пословице - пусть заборчик хиленький, а и за ним можно притулиться.Зачем он мне нужен

КОМА ( черновики романа) глава 2-ая

Глава 2-ая. За гранью понимания.

КОМА ( черновики романа) глава 2-ая

Скорая повернула прямо через две разделительные полосы, шлагбаум сразу поднялся, и машина въехала на территорию первой городской больницы им. Н. И. Пирогова. Из кареты скорой помощи выпорхнуло очаровательное существо, светловолосая молодая девушка в белом , ситцевом платье , в крупный синий горох.
- Сейчас, размечтался, -весело бросила она на ходу парню за рулём и её каблучки зацокали по направлению к флигелю, который находился в стороне , словно прятался от посторонних глаз за одуряюще пахнущими, уже, правда, отцветающими кустами жасмина. Водитель заулыбался, какое-то время смотрел ей вслед, потом машина рванула вглубь , в сторону приёмного отделения, через парк, по всей территории которого были разбросаны жёлтые корпуса первой городской клинической больницы.
У дверей флигеля дежурил милиционер, молодой деревенский парнишка, лимитчик наверное.
- Здрасьте, Любовь Иванна, - пробубнил он.
- Здравствуй , Коль. Как плечо? Получше?
-Да, спасибо, помогает.. Лучше.. Мазь хорошая..
- А чего такой мрачный?
-Да.. , - милиционер замялся и махнул рукой.
- Ну не хочешь говорить и не надо, - улыбнулась, Любаша, собираясь идти дальше.
- Семён Сергеевич звонил, - сказал Коля.


-Давно?
-Полчаса назад, я сказал что вы отошли, - поспешно добавил он.
-Ой.. Спасибо, Коля.. Слушай, ты всё-таки такой молодец..
- Да ладно.. , - засмущался Коля, открывая тяжёлую входную дверь.
Цокая каблуками по кафельной плитке коридора, Люба направилась в ординаторскую, откуда уже доносились звуки радио "Шансон", любимой волны Катерины. Катерина, полная , одинокая женщина лет сорока, была здесь во флигеле и сестрой-хозяйкой тоже, имела доступ к медицинскому спирту и всё время была чем-то недовольна.
- Привет, Катюш, - весело сказала Люба, направляясь к своему шкафчику, готовясь скинуть платье, и одеть белый полупрозрачный приталенный халат.
- Привет.. Тебя главный обыскался..
- А чего? И тебе звонил?
- Да нет.. Колька заходил..
- Ну у нас тут всё нормально?
- Да хрен ли ему будет! Достала меня эта восьмая палата..
- Ну ладно тебе, больной всё-таки..
- Больной, весь флигель занимает, паши тут на него.. Ладно.. Всё.. Иди к своему Главному, он молодых любит.
- Скажешь тоже.., - и Любаша пошла на приём к Главному врачу первоградской клинической больницы Семёну Сергеевичу Босянину, академику, блестящему хирургу и диагносту, словом светилу с мировым именем. Она шла и внутри себя улыбалась, так как прекрасно сознавала, что нравится Главному, нравится заведующим отделений, профессорам и доцентам, врачам и ординаторам , и вообще всем. И жизнь с этим тёплым летом прекрасная и весёлая штука! Она всегда выбирала самый длинный и красивый маршрут, мимо цветущих клумб, пахнущих кустов жасмина, там где обычно находилось много людей, мимо лавочек в тени деревьев. Она шла , цокая каблуками, к главному корпусу, привлекая всеобщее внимание , делая вид, что это ей абсолютно безразлично.
Главный врач был похож на старого ворона, который всё про всех знал и всё понимал. Он давно уже на себе тащил эту больницу, понимая что от административной работы никуда не уйти, в глубине души ненавидел эту сферу своей деятельности , так как прежде всего был блестящим хирургом и по призванию и по склонности характера.
Любовь Ивановна постучалась и вошла. Главный сидел в своём кресле спиной к окну с закрытыми глазами, откинув голову.
-Здравствуйте, Семён Сергеевич.. Вызывали?
Осмотрев Любашу с ног до головы, а потом снова остановившись на ногах, он подавил весёлые искорки в глазах и спросил:
- Как дела, Семенцова?
- Спасибо, Семён Сергеевич.. У меня хорошо.. У вас как?
Главврач хмыкнул.
- Ну да.., да.. У меня тоже хорошо.. - Хирург замолчал, всё хотелось смотреть и смотреть на эту девушку.
-Тут вот какое дело, Семенцова, завтра немцы приедут.. Коллеги из Германии, - поправился он.
- Вы там смотрите, чтобы всё было тип-топ, Катерине передай, проверьте всё. В Хозу я уже позвонил, там если что надо, придут, помогут. Идеальная чистота и порядок, понимаешь, да?
- А у нас всегда так, всегда тип-топ, -бойко ответила девушка.
- Катерину предупреди чтоб не увлекалась.., - он вздохнул, - жалко её, но завтра чтоб ни-ни, ты сама -то как? -неожиданно спросил он.
- Что как?- не поняла Любаша.
-Спиртовыми растворами не увлекаешься? - он в упор посмотрел на девушку.
- Что вы , Семён Сергеевич! Что это вы такое говорите.. Я вообще , между прочим , не пью, - возмутилась Любаша, -так изредка если мартини с соком, по праздникам, - добавила она слегка смущаясь.
-Ладно, это я так, -усмехнулся хирург, - Просто многие тут начинали с мартини по праздникам, а заканчивали спиртом и каждый день..
- Лично мне это не грозит, - гордо сказала , Любаша.
- Ну.. Да.., - вдохнул хирург.
-Что?- чистые лаза девушки смотрели прямо на него.
-Да, ничего..
- А я между прочем в медицинском журнале читала, что с такими больными разговаривать нужно про жизнь и всё такое , - сменила она тему.
- В каком это, если не секрет? - усмехнулся хирург.
- Ну я точно не помню..
- А..
- Нет, я точно читала.. Что я придумываю что ли ?
- Да нет, разговаривай, кто тебе не даёт..
- Вообще у нас ни карточки его нет, ни даже как зовут не знаем.
- Опять, двадцать пять.. Там всё есть и всё знают.. - главврач указал крючковатым пальцем куда-то в потолок, хотя его кабинет находился на последнем этаже, трёхэтажного старинного особняка.
Сёмен Сергеевич вдруг помрачнел, встал из-за стола и уставился в окно.
- Его может вообще скоро от нас заберут, - сказал он таким тоном, что Любаша сразу замолчала. Когда он так говорил, все вокруг замолкали, словно за него говорил не он сам , а его непререкаемый авторитет хирурга с мировым именем, академика, орденоносца, одного из лучших диагностов в Москве. Да что там в Москве, во всём мире!
Главный врач первой городской больницы им. Н.И. Пирогова смотрел в окно.. Этот пациент из флигеля занимал все его мысли в свободное от операций время. Мужчина лежал у них в больнице уже пять лет и находился в глубокой коме. Но и это ещё не всё. Судя по материалам дела, которое он изучал в присутствии офицеров ФСБ , этот необычный пациент находился в таком состоянии уже давно. Его перевозили из клиники в клинику, а началось всё с районного отделения в Выхино около двадцати пяти лет назад. В досье описывались случаи в которые невозможно было поверить. Так в Выхинской больнице , куда его привезли и почему- то оставили в неотапливаемом помещении до утра , распахнулось окно и все приборы вышли из строя, так как за окном неожиданно ударил мороз. Замерзла даже вода в графине на столе. Но пациент чудесным образом остался жив! В другой клинике , спустя год, из-за халатности сестры, прибор, обеспечивающий искусственную вентиляцию лёгких , оказался отключённым на 46 часов, но это тоже не убило пациента. Уже потом его пытались разбудить различными способами, но ничего не получалось. Словом организм работал безукоризненно , проявляя феноменальную устойчивость к внешним воздействиям, но и никакого прогресса в состоянии тоже не наблюдалось. Проще говоря , больной не умирал и не просыпался , что только с ним не делали. Вскоре этим случаем заинтересовались, даже всё сначала засекретили, потом стали приглашать зарубежных специалистов, потом дело открыли, но ограничили доступ. Семёну Сергеевичу по большому счёту , в конце концов, было наплевать на всю эту возню, как наплевать на свои расписки о неразглашении при знакомстве с делом. " С меня расписки берут, а сами к нему иностранцев таскают",- зло подумал он. По- настоящему его угнетало только одно. Всё это находилось за гранью его понимания, его знаний, опыта. Он считал себя блестящим диагностом. Сколько раз , только взглянув на больного , он ставил диагноз, и последующие анализы только подтверждали его гениальную интуицию. Здесь же он находился в каком-то ступоре. И наплевать ему было на эти "сказки" из досье, на мнения и рассуждения своих именитых зарубежных коллег. Он прекрасно всё видел сам, и то ,что он видел ,находилось за гранью его понимания. Мужчина, чей биологический возраст составлял 60 лет , выглядел вдвое моложе и находился в такой физической форме, словно не лежал 25 лет без движения, а ежедневно проводил по несколько часов в тренажёрном зале или плавал в бассейне. Это подтверждали и бесконечные анализы, и структура хорошо развитой мускулатуры, что было совсем непонятно, и состояние кожи.. Словом по всем показателям мужчина должен был проснуться, мощно потянуться, зевнуть и уйти от них. Но он лежал уже много лет , и лежал без движения... Но если уж совсем честно, то угнетало академика совсем не то, что он не может всё это понять, а знание в глубине души что всему этому есть объяснение, а просто ему , по какой-то причине НЕ ДАНО этого понять..
Любаша за спиной врача деликатно покашляла.
- А?..- Семён Сергеевич обернулся, - Ладно всё.. Иди , Семенцова..
-Ну так что?- как ни в чём не бывало спросила Любаша, - может мне с ним поразговаривать?
- Поразговаривай, Семенцова, - устало ответил хирург.
- Ну так пусть нам хоть скажут как его зовут..
Хирург посмотрел на Любашу и вдруг сказал:
- Сергей Александрович его зовут.. Иди, Семенцова..
-Прямо как Пушкина, только наоборот,- засмеялась было Любаша, но осеклась споткнувшись о спокойный и какой-то бесконечный взгляд хирурга.
Каблуки поцокали обратно во флигель всё такой же извилистой дорогой, только она зашла ещё и в Хозу, уточнить и проверить звонил ли им Семён Сергеевич по поводу завтрашнего дня. Попив вместе с девчонками чаю с сушками, она, наконец, вернулась к себе во флигель.
Подошла к палате номер 8, открыла скрипучую дверь и вошла. Пациент лежал как и положено, приборы работали нормально, только лампа дневного света потрескивала.
- Ну, здравствуй, Сергей Александрович, - сказала Любаша и засмеялась.
- Ой.., -неожиданно остановила она себя, вглядываясь в лицо пациента.
- Странный ты у меня сегодня какой-то.. Не пойму что-то.. Загорел вроде как.. немного.. Может выключить свет, а то лампа трещит?
- Не разговорчивый ты у меня.. Хоть бы ножкой дрыгнул или подморгнул.. Знак бы дал, - всё шутила она.
Лампа на потолке вдруг перестала трещать и погасла.
-Ну ничего себе, - удивилась Любаша. - ладно, Сергей Александрович , пока, отдыхай.
И Любаша вышла из палаты , плотно прикрыв за собой дверь, на всякий случай щёлкнув выключателем и без того уже погасшей лампы.

Картина дня

наверх